На протяжении XX столетия росту мировой экономики способствовало постоянное снижение цен на природные ресурсы. Но в XXI веке ситуация может измениться. За последние десять лет стремительный экономический подъем в развивающихся странах свел на нет все результаты наблюдавшегося в прошлом веке снижения реальных цен на сырьевые товары. В ближайшие два десятилетия в мире появится до 3 млрд новых потребителей, принадлежащих к среднему классу, за счет чего повысится и уровень покупательной способности. Означает ли это, что начинается новая эра, для которой будут характерны неизменно высокие цены на ресурсы, что приведет к усилению экономических, социальных и геополитических рисков?

Подобные опасения возникали и в прошлом, однако в конечном счете тревога всегда оказывалась ложной. В 1798 г. предметом всеобщей обеспокоенности было возможное истощение земельных ресурсов. В своей знаменитой работе «Опыт о законе народонаселения» Томас Мальтус выразил озабоченность по поводу того, что численность жителей планеты будет расти быстрее, чем площадь пахотных земель, а это приведет к массовому обнищанию и голоду[1]. Однако его мрачные предсказания так и не сбылись: по Британии прокатилась аграрно-промышленная революция, которая затем охватила другие европейские страны и Северную Америку, разорвав зависимость между наличием земельных ресурсов и экономическим развитием.

Впоследствии теория Мальтуса вновь становилась популярной на некоторое время; одним из наиболее ярких примеров этому может служить доклад о пределах роста, представленный Римскому клубу в начале 1970-х годов. Но сочетание ряда факторов — таких, как технологический прогресс, открытие и освоение дешевых источников ресурсов, а также повышение эффективности их использования — повлияло на ход событий. В XX веке на фоне этих изменений индекс цен на основные сырьевые товары (энергоносители, продовольствие, сталь и воду) снизился почти наполовину в реальном выражении. Этот спад не удалось предотвратить даже за счет положительной динамики спроса, который за указанный период увеличился в целых 20 раз.

В XXI веке рыночные силы и стимулируемые ими инновации могли бы в очередной раз спасти положение. Однако не следует недооценивать масштабы нынешней проблемы, поскольку сейчас начинается период беспрецедентного роста на рынках развивающихся стран. Результаты недавно проведенного нами исследования, посвященного перспективам развития спроса и предложения на энергоносители, продовольствие, сталь и воду, показали, что если не произойдет радикальных изменений с точки зрения эффективности использования ресурсов и расширения запасов за счет новых технологий, то в мире может начаться эпоха высоких и нестабильных цен на ресурсы[2]. Таким образом, необходимы поистине революционные преобразования в области управления ресурсами — ни больше ни меньше.

Изменения на рынках ресурсов

С 1980 по 2009 г. численность среднего класса[3] в мировых масштабах выросла примерно на 700 млн человек — с 1,1 до 1,8 млрд жителей планеты. Ожидается, что в течение ближайших 20 лет этот показатель увеличится еще на 3 млрд и достигнет почти 5 млрд человек. До сих пор никогда за всю мировую историю не наблюдалось таких темпов и масштабов роста доходов. Так, в Китае и Индии удвоение среднедушевого дохода в реальном выражении происходит со скоростью, которая приблизительно в десять раз превышает темпы аналогичного увеличения в Англии в период промышленной революции, а масштабы этого явления больше примерно в 200 раз. По всей вероятности, повышение численности среднего класса во всем мире будет способствовать дальнейшему ускорению роста спроса на ресурсы — энергоносители, продовольствие, сталь и воду — согласно тенденции, наметившейся с 2000 г.

При этом поиск и освоение новых источников сырья становятся все более проблематичными и дорогостоящими, несмотря на все технологические усовершенствования в основных добывающих отраслях. Проблема усугубляется еще и тем, что взаимозависимость между различными видами ресурсов усиливается. Соответственно, возрастает риск того, что дефицит и изменение цен в определенном сегменте ресурсной базы быстро распространятся и на другие сегменты. Так, согласно результатам проведенного нами анализа, в настоящее время корреляция между ценами на основные сырьевые товары прослеживается более четко, чем в любой из периодов прошлого столетия (см. схему 1). Потенциальное ухудшение экологической ситуации, которое само по себе во многом обусловлено ростом потребления ресурсов, также может оказаться сдерживающим фактором для увеличения объемов производства или добычи определенных видов сырья. Наиболее уязвимым с этой точки зрения является сектор продовольствия, однако это далеко не единственный вид ресурсов, подверженных рискам. Например, рост потребления воды вкупе с изменениями в режиме распределения осадков может значительно повлиять на долю электроэнергии, вырабатываемой гидроэлектростанциями (в настоящее время она составляет около 15%).

Вместе с тем, хотя масштабы нынешних проблем существенно отличаются от всего, что происходило в прошлом, то же самое можно сказать и про потенциал новых технологических разработок, которые способны помочь в преодолении этих проблем. Так, технологии, используемые в авиационной промышленности, стали применяться при выработке электричества с помощью ветряных турбин, что радикальным образом повлияло на показатели эффективности. Совершенствование технологий горизонтального бурения в сочетании с методами гидроразрыва пласта обеспечило быстрое развитие добычи сланцевого газа в США. По некоторым оценкам, доля сланцевого газа в общем объеме предложения природного газа в США увеличилась примерно с 2% в 2000 г. до 20% в настоящее время. Новые разработки в таких направлениях, как материаловедение и информационные технологии, способны существенно повысить производительность аккумуляторов, что откроет новые возможности в области накопления электричества и со временем позволит использовать альтернативные источники энергии в транспортной отрасли. Достижения в органической химии и генной инженерии могут послужить толчком к новой «зеленой революции», которая обеспечит быстрый рост производительности в сельском хозяйстве, а также создаст условия для производства энергии из биологического сырья и извлечения углерода из почвы. В целом следует отметить, что в настоящее время существует множество технологических возможностей, и ограниченность запасов природных ресурсов может способствовать ускорению темпов внедрения новых разработок.

Модель революционных преобразований в области управления ресурсами

Чтобы пролить свет на перспективы дальнейшего развития, мы разработали ряд показательных сценариев. Один из них предусматривает расширение предложения: запасы ресурсов увеличиваются, а эффективность их использования продолжает расти теми же темпами, что и в базовом сценарии, — в соответствии с приоритетами текущей политики. Второй сценарий предполагает ускоренное повышение эффективности использования ресурсов; в этом случае мы исходим из того, что соответствующие возможности окажутся более широкими по сравнению с базовым сценарием, а дефицит сырья будет компенсироваться благодаря росту предложения.

Как показывает наш анализ, увеличивающийся спрос на ресурсы может быть удовлетворен за счет расширения предложения и повышения эффективности их использования в рамках базового сценария. Однако темпы роста предложения должны существенно превышать показатели прошлых периодов. Если говорить о земельных ресурсах, эти темпы в течение следующих двух десятилетий должны почти втрое превзойти показатели последних 20 лет. Согласно прогнозам, объем потребления воды к 2030 г. будет на 30% выше, чем сейчас. Придется вырубить еще до 175 млн га лесов. Выбросы углекислого газа могут достичь 66 млрд т. По оценкам многих ученых, к концу столетия такое увеличение выбросов может привести к повышению среднемировой температуры воздуха на несколько градусов по шкале Цельсия[4].

Для реализации сценария, который предполагает расширение предложения, понадобятся инвестиции в объеме около 3 трлн долл. в год, что приблизительно на 1 трлн долл. превышает текущий уровень расходов. В условиях этого и других разработанных нами сценариев можно добиться дальнейшего снижения капитальных затрат и выбросов углекислого газа за счет активизации добычи сланцевого газа. Однако перспективы данного сценария (они еще не исследованы в полной мере) вызывают сомнения с точки зрения соответствующего потенциального воздействия на состояние воздуха, воды и почвы.

Вкладывая чуть больше средств (3,2 трлн долл. в год), человечество могло бы обеспечить более эффективное использование ресурсов. При таком развитии событий существенная доля годового бюджета (порядка 2,3 трлн долл.) уйдет на увеличение предложения сырья, но остальные средства (0,9 трлн долл.) будут направлены на финансирование широкого комплекса мер по оптимизации использования ресурсов. При текущем уровне рыночных цен 70% этих мер по повышению эффективности обеспечат внутреннюю ставку рентабельности выше 10%. К 2030 г. годовой объем ресурсов, сэкономленных за счет подобных проектов, составит около 2,9 трлн долл. в текущих рыночных ценах.

Учитывая все эти обстоятельства, за счет мероприятий в рамках сценария, предусматривающего более рациональное использование ресурсов, в 2030 г. можно будет удовлетворить почти 30% мирового спроса на воду, энергоносители, земельные ресурсы и сталь. К тому времени эти меры также обеспечат сокращение объема выбросов углекислого газа до 48 млрд т. Такой уровень выбросов — это уже половина пути к достижению целевого показателя, который, согласно оценкам Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), позволит ограничить глобальное потепление двумя градусами по шкале Цельсия[5]. Чтобы расставить приоритеты среди этих мероприятий, мы построили кривую затрат на повышение эффективности использования ресурсов (см. схему 2), которая охватывает более 130 предложенных мер, объединенных в группы, и упорядочивает эти меры в соответствии с уровнем их экономической привлекательности. Первые 15 мер в списке обеспечат в совокупности около 75% общей выгоды от более рационального использования ресурсов.

К числу наиболее перспективных возможностей относятся различные меры — от повышения энергоэффективности зданий до применения усовершенствованных ирригационных систем. В совокупности эти меры способны произвести настоящую революцию в области рационального использования ресурсов, которая по своему эффекту будет сопоставима с масштабами роста производительности труда в XX веке. Однако реализовать многие из указанных возможностей будет весьма нелегко — по нашим оценкам, это касается примерно 40% соответствующих проектов. После того как цены на сырье оставались низкими на протяжении целого столетия, редкие организации (как в государственном, так и в частном секторе) уделяют должное внимание рациональному использованию ресурсов.

В условиях растущего дефицита сырья в масштабах мировой экономики те компании, потребители и государства, которым удастся отказаться от старых шаблонов и взять на себя роль лидеров в повышении эффективности использования ресурсов, смогут укрепить свое конкурентное и экономическое положение.

Программа рационального использования ресурсов для ведущих компаний

Чтобы добиться процветания в эпоху высоких и нестабильных цен на ресурсы, при планировании своей стратегии компаниям придется уделять больше внимания вопросам, связанным с потреблением этих ресурсов. Предприятия должны стремиться глубже понять, каким образом сырьевая база влияет на размер прибыли, на расширение возможностей для роста и разработку революционных инноваций, на появление новых рисков и возникновение дисбаланса в конкурентной среде, а также на изменения в нормативно-правовой сфере.

Для добывающих отраслей рост цен и усиление их волатильности могут обеспечить весьма существенную непредвиденную выгоду. Но эти же тенденции могут породить инфляцию, обусловленную ростом затрат на производственные ресурсы, привести к нарушениям в технологической сфере и вызвать отрицательную реакцию со стороны регулирующих органов и общественности. В секторах, активно потребляющих ресурсы, предприятиям будет очень нелегко полностью перенести дополнительные затраты, обусловленные ростом цен и усилением их волатильности, на своих потребителей. Кроме того, у таких отраслей, скорее всего, появятся новые проблемы — особенно в развивающихся странах с высокими темпами экономического роста. Эти государства еще острее ощутят на себе дефицит сырья, поэтому конкуренция за доступ к ресурсам (например, к воде) там будет более жесткой.

Системный подход

Разумеется, стратегические последствия, вызванные современными тенденциями в области эксплуатации ресурсов, для разных компаний будут различными. Многим предприятиям прежде всего необходимо упорядочить подход к анализу ситуации. Это позволит лучше разобраться в том, каким образом изменения на рынках ресурсов могут создать новые возможности для роста, обеспечить преимущества с точки зрения затрат по сравнению с менее подготовленными конкурентами, а также обусловить новые требования в сфере управления рисками и нормативно-правового регулирования. На схеме 3 представлен контрольный список задач для руководителей компаний, с помощью которого они смогут рассмотреть эти приоритетные аспекты.

Использование возможностей роста. В будущем оказание потребителям и компаниям содействия с целью более эффективного использования ресурсов или облегчения доступа к ним должно стать весьма перспективным направлением бизнеса. Например, линейка лифтов под маркой Gen2, которые экономят до 75% энергии по сравнению с традиционными моделями, продемонстрировала рекордную динамику продаж за все 150 лет существования компании Otis. Крупнейшие фирмы — такие, как General Electric и Siemens — уже начали развивать направление, связанное с повышением эффективности использования ресурсов, вкладывая колоссальные средства в новые технологии экологически чистого производства энергии и поставок чистой воды (начиная с применения ветряных турбин и заканчивая повышением энергоэффективности в промышленности). А в центрах развития новых технологий — таких, как Кремниевая долина — многочисленные инвесторы и предприниматели, специализирующиеся в области экологически чистых технологий, стремятся заработать на революционных преобразованиях в сфере производительности ресурсов. В этой связи венчурный инвестор Винод Хосла предсказал в своей последней работе, что появятся успешные «черные лебеди», которые «полностью опровергнут все прежние предположения относительно нефти, электроэнергии, промышленных материалов, сельского хозяйства и прочих вопросов»[6].

Повышение эффективности внутри компании. Предприятия обладают широкими и весьма прибыльными возможностями для более рационального использования ресурсов на разных участках цепочки создания стоимости. Производители потребительских товаров смогли сократить свои затраты на энергоносители на величину до 50% за счет мер, обеспечивающих рост эффективности, которые окупаются меньше чем за три года. Руководство сети магазинов Walmart внедрило стратегию закупок, призванную к 2013 г. сократить объем упаковки, в которой поступает продукция от поставщиков, на 5% по сравнению с уровнем 2008 г. Благодаря этому компания рассчитывает обеспечить непосредственную экономию в размере 3,4 млрд долл.[7] Во многих случаях, чтобы воспользоваться такими возможностями в рамках цепочки поставок, необходимо будет наладить гораздо более тесное взаимодействие между игроками, находящимися на начальных и конечных участках цепочки создания стоимости.

Управление рисками. По мере истощения ресурсов, используемых в производстве, перед компаниями встает необходимость более глубоко изучить вопрос о том, какую роль в их деятельности играют различные виды природных ресурсов. При этом следует обратить внимание на соответствующие взаимосвязи с цепочкой поставок и риски, касающиеся нормативно-правового регулирования. Например, сталь приобретает все более важное значение для нефтегазовой промышленности в связи с переходом добывающих компаний на технологию глубоководного шельфового бурения. Производство стали очень сильно зависит от поставок железной руды, а поставщики руды, в свою очередь, зависят от наличия необходимых запасов воды, используемой при добыче. Почти 40% шахт, где добывается железная руда, расположены в маловодных или очень маловодных районах. Многие сталелитейные предприятия также находятся на территориях, где запасы воды относительно невелики.

Один из ведущих производителей потребительских товаров недавно обнаружил, что хотя с потреблением природных ресурсов связано лишь 35% его текущей базы затрат, в ближайшие годы перепады цен на это сырье вполне могут более чем на 70% обусловить возможные изменения в общей структуре корпоративных расходов. Как и многие другие представители сектора потребительских товаров и прочих отраслей, эта компания уже давно управляла поставками сырья практически бессистемно. На фоне усиливающейся взаимозависимости между ценами на разные ресурсы более эффективным оказывается комплексный подход, включая централизованную координацию стратегии снабжения сырьем и материалами для всех бизнес-единиц, а также проектирование изделий таким образом, чтобы минимизировать сырьевые риски. В этой связи может возрасти роль стратегий, ориентированных на диверсификацию производственных ресурсов, — например, применение при изготовлении бутылок помимо пластиков на нефтяной основе таких материалов, как биопластики или алюминий, пригодный для повторного использования.

Четыре направления работы

Чтобы проиллюстрировать возможности в сфере бизнеса, рассмотрим 4 из 15 приоритетных направлений работы по повышению эффективности использования ресурсов. Эти 15 направлений в совокупности способны обеспечить 75% общей выгоды, которую можно извлечь за счет подобных мер (см. схему 4). Сосредоточив усилия на реализации соответствующих возможностей, некоторые компании смогут создать прибыльный бизнес, а остальные — оптимизировать контроль своих затрат и рисков.

Повышение энергоэффективности зданий. По итогам нашего исследования мы пришли к выводу о том, что повышение энергоэффективности зданий в жилом и коммерческом секторе может обеспечить максимальный размер выгоды по сравнению с другими направлениями работы. Усовершенствование обшивки (прежде всего за счет изоляции), систем охлаждения и отопления, а также водонагревательного оборудования — весьма перспективные меры, особенно в развитых странах. Обратив на это внимание, появляющиеся энергетические компании, обслуживающие жилой сектор, стремятся предлагать сквозные решения «под ключ» в области повышения энергоэффективности для жилых домов и небольших офисов, привлекая клиентов возможностью гарантированной экономии на стоимости коммунальных услуг. В то же время многие компании способны сократить свои расходы и улучшить показатели окупаемости капиталовложений за счет повышения энергоэффективности своих зданий. «Достаточно хотя бы счищать пыль и грязь со змеевиков в кондиционерах, установленных в здании, — говорит Уолтер Леви, генеральный директор промышленной компании NCH, — чтобы оборудование работало более эффективно, и благодаря этому расход электроэнергии понизится на 10%». По его словам, компании будут активнее использовать такую возможность, если «оценят окупаемость вложений с точки зрения технического обслуживания».

Сокращение объема пищевых отходов. Ежедневно в мире образуется примерно 10 млн т пищевых отходов — от 20 до 30% всего продовольствия, производимого на всех участках цепочки создания стоимости. В развитых странах львиная доля отходов возникает на этапах переработки, упаковки и распределения продукции. Развивающиеся страны теряют немалую часть продовольствия после уборки урожая в связи с плохими условиями хранения и недостаточно развитой инфраструктурой в сфере дистрибуции. Свыше 60% возможной выгоды от оптимизации продовольственных потоков связано с сокращением потерь скоропортящихся продуктов. Для этого необходимо использовать современное холодильное оборудование и повышать эффективность грузоперевозок. Оба эти направления сулят выгодные коммерческие перспективы, особенно в развивающихся странах. То же самое касается инновационных моделей ведения бизнеса, которые ориентированы на преодоление проблем, связанных со стереотипами поведения. Например, в Африке многие фермеры отказывались использовать металлические бункеры, потому что считали, что им безопаснее хранить зерно у себя дома — чтобы его не украли. Любая экономия, обусловленная сокращением объема пищевых отходов, одновременно позволяет более рационально использовать воду и энергоносители в сельском хозяйстве.

Эксплуатация транспортных средств нового поколения. В дальнейшем показатели конкурентоспособности транспортных средств, оснащенных электрическими и гибридными двигателями с возможностью подзарядки от электросети, будут зависеть от того, насколько быстро станут развиваться инновации в сфере производства аккумуляторов и электрических двигателей по сравнению с совершенствованием двигателей внутреннего сгорания — а в этой сфере технологии тоже не стоят на месте. Одна из компаний, занимающихся изысканиями в области эволюции транспортных средств, — производитель грузовых автомобилей Navistar, который в 2011 г. объявил о заключении соглашения с компанией EcoMotors для совместной разработки конструкции двухтактных двигателей (с двумя встречными поршнями и цилиндрами). Перед компаниями, которым удастся добиться технологического прорыва в производстве аккумуляторов, тоже откроются весьма привлекательные перспективы. Как показывают результаты нашего анализа, если бы к 2030 г. соответствующие затраты снизились до 100 долл. в расчете на киловатт-час (против около 500 долл. в настоящее время и 250 долл. в 2030 г. в нашем базовом сценарии), то доля транспортных средств с электрическим двигателем в общем объеме продаж новых автомобилей могла бы вырасти как минимум до 30%.

Использование высокопрочной стали. По оценкам ArcelorMittal — крупнейшей металлургической компании в мире, — использование высокопрочной стали позволит сократить вес стальных колонн и балок на 32 и 19% соответственно. Компания Qube Design Associates разработала усовершенствованную технологию изготовления арматуры, которая весит на 30% меньше, чем обычная. Производство высокопрочной стали позволит предприятиям повысить свой объем продаж, а также обеспечит колоссальный потенциал экономии для любого потребителя конструкционной стали. В целом, по нашим оценкам, даже при небольшом увеличении показателей охвата рынка для марок повышенной прочности ежегодный расход стали к 2030 г. может снизиться на 105 млн т, или на 9%. Одним из основных препятствий для внедрения новых технологий является недостаточная осведомленность многих покупателей конструкционной стали в развивающихся странах о существовании такой продукции. Однако и в этой области наметились сдвиги: высокопрочная сталь уже была применена при строительстве таких известных зданий, как Всемирный финансовый центр в Шанхае и Башни эмиратов (комплекс Emirates Towers) в Дубае.

Приоритеты для руководителей государственных органов

Скорость и размах, с которыми ведущие компании будут увеличивать предложение ресурсов и использовать возможности в рамках описанных выше четырех направлений (или остальных 11 направлений, выделенных нами в качестве приоритетных по итогам исследования), будут зависеть от того, какие правила игры установят государственные власти.

Одна из основных проблем заключается в том, что представители министерств, имеющих непосредственное отношение к использованию ресурсов (энергоносителей, воды и сельскохозяйственных продуктов), вряд ли когда-либо прежде сталкивались с такой сложной обстановкой на международном рынке сырьевых товаров, как та, которая сложилась в настоящее время. Чтобы адекватно реагировать на происходящие изменения, эти специалисты должны овладеть новыми навыками. Кроме того, многие правительства испытывают затруднения, пытаясь скоординировать процессы стратегического планирования в различных государственных структурах. Например, вопросы, касающиеся водоснабжения, часто находятся на стыке обязанностей разных министерств — водных ресурсов, сельского хозяйства, градостроительства, энергетики и охраны окружающей среды. Вопросами землепользования занимаются министерства сельского хозяйства, лесного хозяйства, энергетики и охраны окружающей среды федерального уровня при наличии множества других заинтересованных лиц на уровне отдельных провинций или районов. Международная система содействия развитию только осложняет ситуацию, так как у нее есть своя международная сеть агентств, каждое из которых отстаивает свои интересы. Такой несогласованный институциональный подход приводит к тому, что государственные власти порой не уделяют достаточного внимания приоритетным возможностям рационального использования ресурсов — например, тем 15 направлениям, которые мы выделили в своем исследовании.

Помимо необходимых преобразований, касающихся менталитета и механизмов функционирования государственных органов, есть три направления работы, в рамках которых власти могли бы содействовать процессу революционных изменений в сфере управления ресурсами.

Активизация механизмов ценообразования

В периоды, когда цены на ресурсы особенно неустойчивы, неопределенность относительно дальнейшей ценовой динамики затрудняет прогнозирование прибыли от инвестиций. Кроме того, во многих странах действует такой налоговый режим, при котором просто невыгодно рационально использовать энергоносители, земельные и водные ресурсы, поскольку государство выплачивает соответствующие субсидии, совокупный размер которых сейчас составляет более 1 трлн долл. в год. Если заменить эти субсидии рыночными механизмами ценообразования, то привлекательность мероприятий, позволяющих оптимизировать использование ресурсов, в глазах частных инвесторов повысится. Аналогичного эффекта можно добиться, если брать плату за отрицательное воздействие на внешнюю среду, в том числе за выбросы углекислого газа.

Однако успешная реализация подобных мер на практике — далеко не простая задача. Например, если упразднить субсидии на энергоносители, то нужно обеспечить другие способы защиты малоимущего населения, для поддержки которого, как правило, и предназначены такие субсидии. Отказ от субсидирования водоснабжения может вызвать еще больше проблем с учетом соответствующих последствий для местного сельского хозяйства и городского населения. Любые новые попытки повлиять на рыночную конъюнктуру за счет цен должны предусматривать минимальный риск нарушения конкурентного баланса, обеспечивая при этом необходимые стимулы для компаний, чтобы те продолжали поставлять востребованные ресурсы.

Решение рыночных проблем, не связанных с ценообразованием

При любом сочетании мер, связанных с предложением сырья и производительностью, для удовлетворения растущих потребностей мировой экономики в ресурсах в течение двух следующих десятилетий необходимо будет увеличить размер инвестиций на 50—75%, то есть как минимум до 3 трлн долл. в год. Чтобы обеспечить такой прирост капиталовложений, нужно принять меры, которые позволят решить проблемы, связанные с запуском новых коммерческих проектов, а также снизить сопутствующие инвестиционные риски. Последнее особенно актуально для тех отраслей, где при производстве и добыче ресурсов используются долгосрочные активы, которые с большой вероятностью могут обесцениться. Также очень важно поддержать кредитование частного сектора — прежде всего домохозяйств с ограниченными доходами, предприятий малого бизнеса и разработчиков проектов. То же самое касается решения вопросов в области прав собственности (особенно в сельском хозяйстве и рыболовстве), а также отношений между принципалом и агентом — например, между собственниками зданий, которые инвестируют средства в повышение энергоэффективности, и арендаторами, получающими выгоду от этих инвестиций.

Обеспечение устойчивости в долгосрочной перспективе

Столкнувшись с подобными сложностями, общество стало нуждаться в принятии мер, которые обеспечили бы стабильность в долгосрочной перспективе. На помощь могут прийти государственные власти, если они будут способствовать повышению осведомленности людей о рисках и возможностях, связанных с эксплуатацией ресурсов, создадут необходимые защитные механизмы, чтобы ослабить воздействие этих рисков на беднейшие слои населения, а также научат потребителей и производителей адаптироваться к современным реалиям мира, ресурсы которого ограниченны.

***

Мероприятия, повышающие производительность небольших фермерских хозяйств, одновременно позволят расширить предложение ресурсов и оптимизировать их распределение. Общий доступ к современным услугам в энергетическом секторе может обойтись менее чем в 50 млрд долл. в год, но при этом коренным образом изменить условия жизни для 1,4 млрд человек, которые до сих пор страдают от дефицита жизненно необходимых энергоресурсов. Если реализовать эти меры должным образом, то они также смогут повысить устойчивость экосистем за счет стимулирования более эффективного управления водными ресурсами и плодородностью почв, ограничения вырубки лесов ради производства древесного топлива, а также содействия жителям сельской местности в адаптации к усиливающемуся, но все еще непредсказуемому влиянию климатических изменений. Мероприятия, направленные на расширение предложения ресурсов и повышение эффективности их использования, могут решить проблему растущего спроса на эти ресурсы. Кроме того, они позволят свести к минимуму негативное влияние на окружающую среду, обусловленное увеличением численности представителей среднего класса на три миллиарда человек. Однако эти возможности порождают новые вопросы: способны ли производители и руководители государственных органов (не говоря уже о потребителях) двигаться вперед с достаточной скоростью, чтобы не допустить катастрофического повышения цен на ресурсы и избежать соответствующего негативного влияния на экономический рост, благополучие населения и политическую стабильность? Или нам непременно нужен кризис со всеми вытекающими последствиями, чтобы ускорить темпы технологических инноваций и увеличить масштабы инвестиций в развитие? Ответы на эти вопросы играют важную роль, и ставки в этой игре высоки.

[1] Thomas Malthus. An essay on the principle of population // New York: Penguin, 1970. Первая из шести редакций книги вышла в 1798 г.

[2] См. наш отчет «Революция в использовании ресурсов: как удовлетворить мировые потребности в энергоносителях, промышленных материалах, продовольствии и воде» (Resource Revolution: Meeting the world’s energy, materials, food, and water needs), подготовленный по итогам совместного исследования, которое было проведено экспертной группой McKinsey по вопросам устойчивого развития и рационального использования ресурсов и Глобальным институтом McKinsey. Ознакомиться с основными выводами исследования или загрузить полную версию отчета можно на сайте www.mckinsey.com/mgi.

[3] Население с ежедневными среднедушевыми расходами от 10 до 100 долл. с учетом паритета покупательной способности. См.: Homi Kharas. The emerging middle class in developing countries // OECD Development Centre working paper, Number 285, January 2010.

[4] The Emissions Gap Report: Are the Copenhagen Accord pledges sufficient to limit global warming to 2 °C or 1.5 °C? A preliminary assessment // UN Environment Program, November 2010.

[5] В нашем исследовании мы также рассмотрели третий сценарий развития — «Защита климата». В нем предусмотрены меры, которые позволят добиться целевых показателей по выбросам углекислого газа, установленных МГЭИК. Это позволит удержать масштабы глобального потепления в пределах двух градусов по шкале Цельсия. Основные характеристики этого сценария выглядят следующим образом: увеличение доли энергии, вырабатываемой за счет возобновляемых источников; рост производства биотоплива для автомобильного транспорта; дальнейшее снижение выбросов углекислого газа в земледелии благодаря восстановлению лесных массивов на территориях, пострадавших в результате деградации почв, более эффективному управлению лесными угодьями и принятию мер по оптимизации использования пастбищных земель.

[6] Vinod Khosla. Black Swans thesis of energy transformation // Khosla Ventures white paper, August 2011.

[7] Roadmap to a Resource Efficient Europe // European Commission, September 2011.

 

Ричард Доббс (Richard Dobbs) — директор Глобального института McKinsey (MGI)
Джереми Оппенхайм (Jeremy Oppenheim) — старший партнер McKinsey, Лондон
Фрейзер Томпсон (Fraser Thompson) — старший научный сотрудник MGI, Лондон

Авторы благодарят Даниэля Клифтона, Николаса Фландерса, Кая Кима, Пранава Кумара, Скотта Найквиста, Мэтта Роджерса, Свена Смита и Марка Зорнса за их вклад в подготовку этой статьи.