На протяжении многих лет западный мир придерживался крайне категоричных взглядов на государственные предприятия Китая. Согласно одному из распространенных мнений, государственные предприятия Китая следовало рассматривать как лазутчиков, деятельность которых должна восприниматься с опаской. Например, многомиллиардная сделка по приобретению китайской компанией Aluminum Corporation of China (Chinalco) доли в горнодобывающей компании Rio Tinto вызвала опасения в отношении того, что Китай намерен присвоить природные ресурсы Австралии. Кроме того, государственные предприятия Китая было принято считать этакими громилами — мощными, но лишенными гибкости, свойственной частным компаниям. Согласно этой точке зрения, китайские государственные предприятия являются не более чем пережитками неудачного экономического эксперимента. Тем не менее на самом деле именно они доминируют в экономике Китая, контролируя добычу природных ресурсов, электроэнергетику, коммунальный сектор, а также другие важнейшие отрасли экономики. Могущество и влияние государственных предприятий Китая — в частности, их связи с правящей коммунистической партией и правительством — заставляют партнеров и конкурентов серьезно задуматься.

Однако те, кто придерживаются упомянутых взглядов, не учитывают, что на фоне стремительного развития китайской экономики оценивать государственные предприятия столь же категорично, как и прежде, становится все труднее и что такие оценки воспринимаются уже без былого энтузиазма. Различия между государственными и частными компаниями стали значительно менее четкими. В течение ближайших пяти лет экономика и условия ведения бизнеса в Китае будут меняться не менее динамично, чем сегодня, и структура собственности государственных предприятий станет для западного делового мира гораздо менее существенным фактором, чем степень открытости их операционной и управленческой деятельности. Другими словами, основными критериями оценки государственных предприятий станут прозрачность их деятельности и открытость для новых идей.

Устаревшие представления о государственных предприятиях искажают реальную картину конкурентной среды Китая и мешают международным корпорациям выявлять новые возможности и угрозы. А современный подход к оценке государственных предприятий позволяет иностранным компаниям думать прежде всего о том, какую пользу может им принести сотрудничество с государственными предприятиями на международном уровне. Если международная корпорация стремится получить представление о реальном положении дел, она также должна понимать, что государственные предприятия Китая могут стать для высококвалифицированных специалистов более привлекательными работодателями и, возможно, будут уделять все больше внимания инновациям. Оба фактора будут способствовать активизации конкурентной борьбы на китайском рынке.

Государственные предприятия сегодня

Многие наблюдатели разделяют государственные предприятия Китая на две группы. К первой относятся организации, отчитывающиеся непосредственно перед центральным правительством КНР. В общей сложности насчитывается около 150 таких компаний. Ко второй группе относятся тысячи разномастных компаний, не объединенных каким-либо четким признаком. В их число входят дочерние организации государственных предприятий, компании, находящиеся в собственности местных и муниципальных органов власти, а также частично приватизированные компании, в которых государство владеет контрольным пакетом акций или является влиятельным акционером. Так, нефтяная компания China National Offshore Oil Corporation (CNOOC) и энергетическая компания State Grid Corporation of China (SGCC) по всем признакам относятся к первой группе. А вот четко классифицировать такие компании, как Lenovo (производитель компьютеров) или Haier (крупный производитель бытовой электроники), в которых государство является основным акционером, напротив, весьма затруднительно. Статус компании Chery, занимающейся производством автомобилей, также не совсем ясен — основная часть акционерного капитала этой компании принадлежит муниципальным властям городского округа Уху.

Все государственные предприятия, независимо от их вида, постепенно утрачивают целый ряд преимуществ, приобретенных ранее благодаря налаженным отношениям с правительством. Начиная с 1980-х годов правительство и правящая партия Китая придерживаются политики «чжэнця фэнькай», согласно которой функции управления хозяйственной деятельностью официально отделяются от функций государственной власти. Эта политика проводится постепенно: сначала она затронула производителей потребительских товаров, затем ее действие распространилось на предприятия высокотехнологичных отраслей и тяжелой промышленности, а относительно недавно — на банковский сектор. Основная цель политики «чжэнця фэнькай» — укрепить компании, работающие на внутреннем рынке, и подготовить их к работе на мировом рынке в условиях свободной конкуренции.

В результате правительство постепенно прекращает проводить политику протекционизма в отношении государственных предприятий. Благодаря усилиям высших руководителей Китая государственным предприятиям сегодня приходится нести более строгую ответственность за результаты своей работы — как положительные, так и отрицательные. Кроме того, сильно ограничен доступ государственных предприятий к дешевому капиталу. Согласно официальной статистике, с 1994 по 2005 г. 3658 государственных предприятий потерпели банкротство. Ожидается, что в будущем число обанкротившихся государственных компаний возрастет.

Развитие многих государственных предприятий по-прежнему осложняется использованием устаревших основных средств, в частности старого оборудования и несовременных технологий, а также многочисленными обязательствами в социальной сфере (такими, как, например, предоставление работникам медицинской помощи и выплата пенсий). Однако руководство Китая ищет пути решения этих проблем. Правительство принимает активные меры для внедрения системы всеобщего социального обеспечения, и ответственность за медицинское обслуживание населения и выплату пенсий переходит от предприятий к государству. Государственные предприятия могут продавать объекты, не имеющие прямого отношения к их основной деятельности (например, больницы и школы), на свободном рынке и получать от этого прибыль. По сути дела, китайское правительство решает практически все вопросы, связанные с социальной сферой. Благодаря этому государственные предприятия Китая обладают более широкой свободой действий при решении социальных проблем, чем компании, работающие в странах с более высокой степенью открытости. Коммунистическая партия Китая контролирует занятость населения деятельность руководящих работников, исключая возникновение открытых конфликтов, которые в других странах могли бы затруднить реформирование государственного сектора. Благодаря этому за последние десять лет государственные предприятия, стремившиеся стать более «бережливыми», смогли сократить десятки миллионов работников.

Ослабление различий между государственными предприятиями и частными компаниями приводит к тому, что перед компаниями с различными формами собственности начинают вставать одни и те же проблемы. Например, для проведения слияний и поглощений на международном уровне, а также для осуществления других международных операций как частные, так и государственные компании Китая должны получить от органов власти соответствующие разрешения. Даже ведущие государственные предприятия Китая, отчитывающиеся непосредственно перед центральным правительством, при выходе на мировой рынок сталкиваются с теми же проблемами, что и частные компании. Самые cерьезные из них  связаны с интеграцией приобретенных компаний и новых трудовых ресурсов. Другая проблема, которую приходится решать крупнейшим государственным предприятиям, связана с инвестициями. Большинство китайских компаний, достаточно крупных и сильных для достижения стратегических целей на мировом уровне, находятся в определенной зависимости от правительства. Государство осуществляет финансирование этих компаний, а также выступает в роли заказчика и выполняет функции налогового органа. Поэтому все компании, планирующие и осуществляющие крупные капиталовложения, сталкиваются со схожими политическими препятствиями. Приведем пример: когда китайская компания Lenovo приобрела у корпорации IBM подразделение по производству персональных компьютеров, ей пришлось смириться с рядом ограничений, наложенных после того, как американские политики выразили опасения по поводу этой сделки.

Открытость как основной критерий оценки

В свете подобных изменений, происходящих в корпоративной среде Китая, форма собственности компании больше не может быть надежным критерием для ее оценки. Так, производитель компьютеров Lenovo и химическая компания China National Bluestar (дочерняя организация China National Chemical, ChemChina) характеризуются значительной долей государства в акционерном капитале, но при этом являются ценными партнерами как для потребителей, так и для поставщиков. Кроме того, руководителей этих компаний отличают высокие профессиональные качества. Что же касается сотрудничества с частными компаниями, то в Китае, как и в любой другой стране, оно далеко не всегда приводит к успеху. Например, компания D’Long International Strategic Investment, один из крупнейших конгломератов в частном секторе Китая, в 2004 г. оказалась на грани банкротства, и ее спасло лишь вмешательство государства.

Более эффективный способ оценки китайских государственных предприятий, равно как и частных компаний, — это оценка открытости их организационной структуры. Опыт работы на рынках развитых и развивающихся стран говорит о том, что компании с высокой степенью открытости, независимо от формы собственности, имеют больше шансов на успех. Благодаря высокой степени открытости компании лучше понимают нюансы своей деятельности и более адекватно реагируют на изменения.

Один из показателей открытости компании — это подход к управлению персоналом: компания, обеспечивающая высокую степень открытости, охотно приглашает на руководящие посты сторонних кандидатов, в том числе иностранцев. Об открытости компании также свидетельствуют активные усилия, направленные на расширение базы инвесторов, внедрение передовых систем управления, а также использование новых идей и предложений независимо от их источника. Деятельность открытых компаний более прозрачна, а сами компании лучше осведомлены о рисках, особенно тех, которые связаны с расширением операций за рубежом. Это объясняется тем, что компании с высокой степенью открытости более тесно контактируют с заинтересованными лицами и ведут более активную борьбу с пережитками прошлого, которые сохраняются внутри организации. В общем и целом компании с высокой степенью открытости легче ориентируются в рыночной конъюнктуре и особенностях государственного регулирования, а также лучше адаптируются к их изменению, тогда как закрытые компании характеризуются значительно более низким уровнем гибкости.

Реалии китайского рынка, динамично развивающегося благодаря правительственным реформам, все больше и больше стирают границы между государственными и частными предприятиями и побуждают компании становиться более открытыми. Этому также способствуют такие мощные факторы, как потребность в капитале и стремление выйти на новые зарубежные рынки. Например, от компаний, планирующих первичное размещение акций на между народном рынке, требуется более прозрачная отчетность, даже если речь идет о публичном размещении небольшого пакета акций. Высокая степень открытости необходима государственным компаниям, выходящим на мировой рынок, для управления цепочкой поставок, эффективного взаимодействия с партнерами и приобретенными компаниями, а также для интеграции новых трудовых ресурсов. Отсутствие открытости при решении этих вопросов означает отсутствие прогресса. Рассмотрим следующий пример: несколько лет назад компания Changhong, занимающаяся производством бытовой электроники, потерпела неудачу, пытаясь выйти на рынок США. Во многом ее провал был обусловлен тем, что компания слишком сильно полагалась на сотрудничество с мелким китайским дистрибьютором, вместо того чтобы сосредоточить усилия на работе с крупнейшими торговыми центрами. Подобные случаи становятся уроками для других государственных предприятий. В то же время некоторые компании частного сектора, особенно семейные предприятия, намеренно снижают степень открытости.

Оценка китайских компаний на основе их открытости — это больше, чем просто «учебное задание». Конкуренты китайских компаний и их потенциальные партнеры должны усвоить, что некоторые государственные предприятия Китая могут обеспечивать высокую степень открытости, а некоторые частные, напротив, не могут или не хотят. Руководствуясь этим соображением, западные корпорации смогут точно оценить угрозы и возможности, связанные с выходом государственных предприятий Китая на мировой рынок, а также разработать ответные мероприятия, основанные на тщательно продуманных, а не реакционных стратегиях. Оценивая государст венные предприятия Китая, международные корпорации должны сосредоточиться на четырех основных аспектах их деятель ности, которые описаны ниже.

Опыт установления партнерских отношений

Иностранные корпорации должны изменить свое отношение к сотрудничеству с государственными предприятиями Китая. Эти предприятия следует рассматривать как потенциальных партнеров, с которыми можно вести бизнес на мировых рынках, а не просто как каналы выхода на внутренний рынок Китая. Сегодня государственные предприятия Китая строят планы экспансии на мировом рынке и могут относительно легко, по сравнению с частными компаниями, получать доступ к капиталу. Благодаря наличию таких компаний возможны новые слияния и поглощения на международной арене, при этом сделки будут крупнее, а рост их количества — стабильнее, чем раньше. Государственные предприятия должны восприниматься как равноправные партнеры, способные участвовать в создании стоимости совместных предприятий по всему миру, а также как заслуживающие доверия приобретатели активов.

Уже сейчас некоторые международные корпорации воспринимают государственные предприятия Китая именно таким образом. Например, компания General Motors с 2002 г. сотрудничает с китайским государственным предприятием Shanghai Automotive Industry Corporation (SAIC) в рамках совместного предприятия GM Daewoo, расположенного в Южной Корее (предприятие занимается производством автомобилей и поставкой запчастей для американских подразделений GM). Другой пример: одна из энергетических компаний США активно ведет переговоры о создании международных стратегических объединений с китайскими государственными предприятиями по производству энергетического оборудования. Наконец, в прошлом году французский производитель специализированных химикатов Rhodia, следуя примеру многочисленных международных корпораций, которым удалось найти надежных и инициативных приобретателей среди государственных предприятий Китая, продал группе компаний China National Bluestar свое подразделение по производству кремнийорганических материалов.

Управление персоналом

Сегодня, когда государственные и частные компании с высокой степенью открытости определяют развитие корпоративного сектора Китая, борьба за кадровые ресурсы существенно обостряется. Чтобы конкурировать с успешными государственными предприятиями, обеспечивающими высокую степень открытости, международным корпорациям, работающим в Китае, необходимо радикально повысить свою привлекательность для сотрудников. Эти государственные предприятия обладают серьезными преимуществами: они могут предложить высококвалифицированным работникам как возможность «служить своей стране», так и работу в быстро развивающейся компании за хорошее вознаграждение. Возможность поучаствовать в строительстве нового Китая и высокая оплата труда также привлекают иностранных специалистов. Сегодня международные корпорации уже не являются «монополистами» в том, что касается способности оценивать сотрудников по их реальным достижениям, — китайские компании, которые характеризуются высокой степенью открытости, используют сходные методы оценки и стимулирования сотрудников. В качестве ответной меры международные корпорации — особенно если их успех на мировом уровне напрямую зависит от эффективной работы на рынке Китая — должны открывать китайским сотрудникам доступ к высшим должностям в своих китайских подразделениях, а также создавать в Китае организации, обеспечи вающие не только обучение китайских специалистов, но и их удержание для назначения на высшие руководящие посты. Для этого таким корпорациям в большинстве случаев приходится переносить в Китай значительную часть своих международных подразделений. Международным корпорациям становится все сложнее работать на китайском рынке труда, и, чтобы сохранить конкурентоспособность, они должны обеспечивать приток китайских сотрудников, а также увеличивать их долю среди руководства.

Снабжение

Международным корпорациям, которые выбирают поставщиков в основном из числа частных китайских компаний, необходимо проанализировать свои цепочки поставок, чтобы определить возможные угрозы и подготовиться к расширению базы поставщиков. Зависимость от закрытой семейной компании может быть сопряжена с более серьезным риском, чем сотрудничество с государственным предприятием, которое обеспечивает высокую степень открытости. Закрытые компании, независимо от формы собственности, могут не справиться с такими трудностями, как рост затрат, снижение прибыли и острая необходимость в увеличении полезной стоимости. Опыт показывает, что закрытые компании редко обладают достаточной гибкостью, необходимой для адаптации к резко меняющимся условиям.

Международные корпорации, которые сегодня сотрудничают с закрытыми поставщиками, должны сопоставить возможные затраты на оптимизацию работы нынешних партнеров с затратами на смену поставщиков в пользу более открытых компаний (независимо от формы собственности последних). Совершенст вование существующей цепочки поставок может потребовать крупных капиталовложений, необходимых, например, для содействия поставщикам в оптимизации их собственных цепочек поставок, оптимизации работы производственных мощностей поставщиков, расширения возможностей поставщиков по прогнози рованию объема заказов и т. д. Если нынешний поставщик хорошо разбирается в специфике продукции своих клиентов и поддерживает с ними прочные отношения, инвестиции в оптимизацию работы такого поставщика следует признать более целесообразными, чем поиск новых партнеров. В противном случае международные корпорации могут смело начинать поиск новых поставщиков как среди государственных, так и среди частных компаний.

Инновации

Государственные предприятия с высокой степенью открытости, имеющие доступ к капиталу, с большой долей вероятности увеличат свои инвестиции в НИОКР, поэтому в ближайшем будущем можно ожидать появления в Китае революционных инноваций[1]. В течение последних нескольких лет затраты на НИОКР в Китае стремительно увеличивались. По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в 2006 г. Китай оказался на втором месте в мире по объему инвестиций в НИОКР, немного опережая Японию, но отставая от США. В рейтинге ОЭСР Китай также занял второе место по количеству работников, занятых в сфере НИОКР (их численность составила 926 тыс. человек по сравнению с 1,3 млн человек в США). Международные компании, которые в Китае ревностно охраняют свою интеллектуальную собственность, могут столкнуться с тем, что реальной угрозой в этой области станет не пиратство, а появление в Китае более совершенных технологий. Опыт китайской телекоммуникационной компании Huawei, направляющей около 10% своих доходов на НИОКР, может стать наглядным примером того, что происходит, когда открытые китайские компании становятся лидерами в своей отрасли. Сегодня Huawei входит в десятку крупнейших поставщиков телекоммуникационного оборудования в мире. В прошлом году она заключила больше контрактов на поставку оборудования для телефонии по технологии UMTS[2], чем любая другая телекоммуникационная компания, и заняла четвертое место в мире по количеству международных патентных заявок. Все это говорит о том, что международные корпорации должны пересмотреть сложившиеся представления о целом ряде аспектов своей деятельности, в частности о продаже технологий (зачастую устаревших) в Китае с целью выхода на китайский рынок. Кроме того, корпорациям стоит задуматься о преимуществах переноса НИОКР в Китай.

Ведущие компании мира — как частные, так и государственные — должны понять, насколько важно тщательно оценивать китайские государственные предприятия. Результаты внимательного изучения их деятельности говорят о том, что многие государственные предприятия Китая не вполне вписываются в сложившиеся стереотипы. Международные корпорации, которые осознают это в полной мере, окажутся на шаг впереди конкурентов, когда государственные компании Китая начнут более активно реализовывать стратегию экспансии на мировом рынке.

Понимать все нюансы, связанные с деятельностью государственных предприятий Китая, должны и политические лидеры развитых стран. Вместо того чтобы ограничивать приток инвестиций от всех китайских компаний определенного типа, политики должны подумать о привлечении капитала хорошо организованных, открытых компаний и о возможных преимуществах этого подхода. Целью инвестиционной политики развитых стран должно стать эффективное привлечение международных инвестиций независимо от того, где расположена компания-инвестор и какова ее форма собственности. Из-за бессмысленных законодательных барьеров и отсутствия экономических стимулов многие западные корпорации рискуют упустить множество благоприятных возможностей, поскольку открытые китайские компании в поисках более привлекательных партнеров вполне могут сосредоточить внимание и на других регионах.

[1] Инновации в развивающихся странах более подробно рассмотрены в статье: John Seely Brown and John Hagel III. Innovation blowback: Disruptive management practices from Asia // mckinseyquarterly.com, February 2005.

[2] UMTS (Universal Mobile Telecommunications System — универсальная мобильная телекоммуникационная система) — одна из технологий мобильной связи третьего поколения.

Джонатан Вотцель (Jonathan Woetzel) — старший партнер McKinsey, Шанхай