Управленческие и технологические инновации

Задача развития инновационной экономики требует единого понимания того, что можно и нужно считать инновацией. Согласно McKinsey, инновация — это любое новое применение знаний, в результате которого создается устойчивая добавленная стоимость. То есть новые процессы, продукты или технологии, благодаря которым повысилась производительность труда, появился новый рыночный сегмент или доступ к дополнительным ресурсам, — все это и есть инновации. Бюджетные авиалинии, горизонтальное бурение, «бережливое» производство, модель продаж Dell, бетононасосы на стройплощадках — вот примеры типичных инноваций.

Согласно этому определению инновации подразделяются на управленческие и технологические. Управленческие инновации создаются легче и быстрее, тем не менее в России понятие «инновации» зачастую трактуют слишком узко, подразумевая лишь создание новых технологий в новых отраслях, хотя управленческие или технологические инновации в традиционных отраслях, таких как нефтедобыча или сельское хозяйство, не менее значимы. Поэтому в дискуссиях чаще всего упоминаются нанотехнологии, биотехнологии, информационно–коммуникационные технологии или альтернативная энергетика. На наш взгляд, для России такое ограничение смысла не оправданно.

Неправомерность столь узкого толкования доказывается еще и тем, что инновация — это цикл, и он увенчивается ожидаемыми результатами, только если успешно пройдены все его фазы. Например, цикл технологических инноваций состоит из пяти стадий: фундаментальные научные исследования, прикладные исследования, создание опытного образца, коммерциализация и массовое производство инновационного продукта. Научные открытия, если их не перевести в практическую плоскость, сами по себе не создают устойчивой добавленной стоимости для экономики и граждан страны. Это значит, что государству, у которого есть ученые, но нет предпринимателей, способных увидеть перспективы применения научного открытия и довести изобретение до производства, трудно получить устойчивую выгоду от лидерства в науке. В то же время, если страна успешно коммерциализирует и внедряет технологические решения, импортированные извне, то ее экономика становится более инновационной. В свою очередь, развитие внутреннего спроса на инновации стимулирует прикладные и фундаментальные исследования.

Нужно дать дорогу интересным идеям

Президент Microsoft в России Николай Прянишников рассказал о том, как Microsoft стимулирует инновации среди своих сотрудников и среди предпринимателей в разных странах

Какие, на ваш взгляд, задачи России следовало бы поставить перед собой в области инновационного развития?

В Концепции социально–экономического развития России эти задачи уже сформулированы: это прежде всего превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности.

Такая постановка вопроса очень близка нашей компании. Microsoft, как ведущий поставщик информационных технологий, создатель мощнейшей партнерской экосистемы, насчитывающей более чем 700 тысяч бизнес–партнеров по всему миру, видит одной из своих задач развитие инновационного потенциала. Мы стремимся содействовать предпринимательству во многих его формах, постоянно ищем новые идеи, ведем их отбор и культивируем их.

Каким образом можно помогать отбору и культивированию перспективных идей?

Например, Microsoft ежегодно проводит среди студентов международный технологический конкурс инновационных проектов Imagine Cup («Кубок воображения»). В прошлом году в конкурсе приняли участие свыше 300 тысяч человек из 142 стран, в том числе российские студенты.

У Microsoft есть программа и для начинающих предпринимателей, ее цель — помочь им ускорить свою работу на ранних этапах. Это программа BizSpark, по которой новички в течение трех лет получают доступ к средствам разработки и производственным лицензиям Microsoft без начальных затрат. Программа BizSpark позволяет сблизить инвесторов, консультантов и предпринимателей. Предпринимателей для участия в BizSpark по большей части подбирают сетевые партнеры Microsoft, которые затем выступают в роли их кураторов и наставников. Сейчас программа охватывает около 1300 молодых компаний и индивидуальных предпринимателей со всей России.

Какие механизмы поощрения инноваций используются в самой компании Microsoft?

Один из механизмов разработки инноваций в компании Microsoft — «Неделя мыслей» (ThinkWeek). Более 20 лет назад глава Microsoft Билл Гейтс решил на неделю в год отвлекаться от повседневных дел, чтобы изучать идеи известных интеллектуалов и мыслителей. Однако со временем многие сотрудники Microsoft стали сами писать доклады и представлять их Биллу. Постепенно сложилась неформальная структура, позволявшая рассматривать ежегодно 200—300 докладов. На первых порах их читал и рецензировал сам Билл, а впоследствии эту работу стала выполнять небольшая группа назначенных им рецензентов.

С самого начала «Неделя мыслей» стала важной частью создания новых продуктов и планирования компании, и многие успешные начинания ведут свой отсчет с докладов и идей, представленных на «Неделях». Традиция проведения «Недели мыслей» способствует тому, что наши сотрудники творчески подходят к научно–технической и коммерческой деятельности, расширяет возможности для продвижения интересных мыслей и идей в компании.

Стимулы для инноваций

Анализ экономического развития разных стран показывает, что важнейшие факторы инновационного развития — это благоприятная предпринимательская среда и конкуренция.

Бизнес всегда движется по пути наименьшего сопротивления: в первую очередь реализуются проекты, дающие самую большую и быструю отдачу. Конкуренция — один из главных стимулов развития предприятий, именно конкуренция может заставить их осваивать управленческие и технологические инновации. Соревнуясь с конкурентами, компания сначала попробует повысить эффективность доступными управленческими и недорогими технологическими улучшениями, а исчерпав их, отваживается на создание принципиально новых решений — масштабных инноваций, требующих времени, ресурсов и передовых навыков управления. Однако если прибыль в этот момент проще заработать с помощью не инноваций, а административного ресурса, то компании скорее выберут именно этот вариант — путь наименьшего сопротивления.

Иногда стимулом для технологических инноваций оказывался госзаказ на те или иные технологии. Так, многие годы в СССР и США спрос военных ведомств направлял развитие науки, прикладные разработки и инновационную деятельность компаний–производителей. Такая модель высокозатратна для государства, ограничена в отраслевом охвате и не способна создать в стране достаточное количество малых и средних инновационных компаний с их предпринимательской инициативой, которые в основном и обеспечивают экономике устойчивый инновационный прогресс.

Российскому бизнесу нужна обстановка для творчества

Генеральный директор Cisco в России Пол Бетсис рассказал о том, как он представляет себе перспективы развития инновационной экономики в России.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития инноваций в российской экономике на ближайшие 5—10 лет?

Думаю, у России есть значительный потенциал в этой области. Однако, насколько он будет реализован, во многом зависит от того, какую поддержку инновациям окажет российское правительство. И дело не только в выделении средств для финансирования инновационных проектов, но и в значительной степени — в создании экономического и политического климата, предсказуемого, поддерживающего стабильность, законность и творчество.

Какие цели России стоило бы поставить в сфере инноваций прежде всего?

Одной из первых задач могло бы быть создание одного или нескольких крупных инновационных центров, которые бы предоставляли предпринимательским компаниям разных отраслей инфраструктурную поддержку и финансовые возможности для развития, а также помогали бы им выходить на целевые рынки. Или, например, привлечение талантливых специалистов из других стран, которые бы приезжали в Россию и вливались в инновационные отрасли. А для этого необходимо создать достаточно привлекательные условия.

Как вы считаете, у каких секторов российской экономики наибольший инновационный потенциал?

Могу назвать энергетику и нефтегазовую промышленность. У этих секторов не только большой потенциал модернизации и оптимизации, у них есть и финансовые средства для его реализации.

Какие, по вашему мнению, сильные стороны России помогут ей строить инновационную экономику?

Во–первых, наличие высокообразованных, опытных специалистов. Во–вторых, крупный, хотя пока еще и сравнительно бедный внутренний рынок для потребления и использования инноваций. В–третьих, это интерес иностранных компаний к опыту и знаниям в сфере российского инновационного рынка. Иностранный бизнес готов (или должен быть готов) делиться своими технологиями с Россией, чтобы получить значительную долю рынка в своих отраслях.

Что сильнее всего препятствует развитию инновационного потенциала России?

Коррупция, экономическая и политическая непредсказуемость России — вот что прежде всего удерживает иностранных игроков от инвестиций, средне– и долгосрочных. А ведь именно такие инвестиции подталкивают развитие инновационной экономики. Хотя и эти препятствия со времени преодолеваются.

Какого рода компании могли бы стать локомотивом инновационной экономики в России?

На мой взгляд, это компании из сектора программного обеспечения, а также поставщики услуг для крупных потребителей, корпоративных клиентов.

Какую роль в стимулировании инноваций должно играть правительство?

Правительство должно направить усилия на то, чтобы обеспечить подходящую для творческой работы среду и безопасность для инновационных предприятий. Среди прочего я имею в виду формирование законодательной базы, позволяющей защищать права на интеллектуальную собственность, разработку привлекательных и доступных вариантов финансирования, доступ к рынкам в России и за ее пределами.

Действуют ли в вашей компании специальные механизмы поощрения инноваций?

Несомненно. Это различные курсы обучения новым технологиям, «мозговые штурмы», форумы, дискуссионные группы, коллективное изучение новых рыночных возможностей и многие другие методы поощрения творческого подхода сотрудников к работе. Наша компания уже 25 лет успешно развивается благодаря инновациям. И мы сами пользуемся всеми нашими технологиями, в том числе на самых ранних этапах внедряем большинство новинок, которые предлагаем нашим клиентам.

Страны — инновационные лидеры

США — первый пример устойчивой инновационной экономики. Ее формированию способствовало сочетание мощного научного потенциала, благоприятной для бизнеса среды, острейшей конкуренции, а также масштаба экономики, обеспечивающей высокий внутренний спрос. Классический «инновационный регион» — Кремниевая долина — возник в этих условиях естественным образом. Поначалу центром притяжения стал Стэнфордский университет, дававший постоянный поток идей, но именно в Кремниевой долине с ее особой предпринимательской культурой, простыми правилами открытия и ведения нового бизнеса можно было коммерциализировать эти идеи и доводить их до производства, превращать в новые продукты и тем самым формировать целые новые отрасли экономики. Государство не ставило специальной цели создать Кремниевую долину, оно лишь играло свою привычную роль: финансировало научные исследования, за счет госзаказа (в основном военного) обеспечивало спрос на высокотехнологичную продукцию и способствовало формированию благоприятной для бизнеса среды. Этого оказалось достаточно, чтобы за несколько десятилетий (примерно с середины 1950–х годов) регион превратился в настоящую фабрику инноваций. Не последнюю роль в этом сыграло и то обстоятельство, что в Северной Калифорнии весьма благоприятные условия для жизни.

Есть, однако, и другие примеры. Страны, которые не хотели ждать десятилетиями, показали, что можно за 10—20 лет построить целые инновационные отрасли практически с нуля. Израиль, где в начале 1990–х годов оказался переизбыток высококвалифицированных научных и технических кадров из бывшего СССР, поставил цель создать для этих специалистов рабочие места. Методом проб и ошибок были найдены оптимальные меры поддержки — сформированы бизнес–инкубаторы, введены налоговые льготы, утверждены различные формы финансирования, упрощающие создание новых компаний инновационной направленности. Кроме того, особая внешнеполитическая ситуация страны обеспечила постоянный государственный заказ на разработки в области безопасности. В результате всего за десятилетие Израиль стал одним из мировых инновационных центров, а израильские компании — лидерами в ряде высокотехнологичных отраслей. Сейчас треть экспорта Израиля обеспечивается ИТ–индустрией.

Можно преуспеть на ниве инноваций и без особых стартовых условий вроде переизбытка квалифицированных кадров. Пример Бразилии весьма показателен, хотя и мало известен. В 1980–х годах у побережья страны были открыты глубоководные месторождения нефти, но оказалось, что для их освоения нет технологий. Не дожидаясь, когда их разработает какая–нибудь международная корпорация, государственная нефтяная компания Petrobras в 1986 г. приняла программу развития технологий добычи на глубине до 1000 м — PROCAP–1000. Она отправила тысячи своих сотрудников в американские университеты для получения ученых степеней в технических науках и дипломов МВА. Были заключены сотни договоров с поставщиками и университетами. Четкое определение задачи, мобилизация ресурсов ради ее решения, привлечение лучших кадров, гарантированный спрос на любые удачные технологии и их внедрение — все это привело к успеху. Уже в середине 1990–х Petrobras стала одним из мировых лидеров в области технологий разведки и разработки глубоководных месторождений. С 1996 до 2005 г. компания удвоила добычу благодаря приобретенному передовому опыту и своим технологиям.

За последние десятилетия многие страны начали активно стимулировать развитие инновационных отраслей. Китай увеличивает государственные расходы на образование и науку, создает технологические кластеры и привлекает к работе в них мировых лидеров в технологиях, чтобы перенимать их знания и формировать критическую массу профессиональных кадров и идей. Пока китайские компании еще не вырвались на первые позиции в инновациях, но в высокотехнологичных отраслях (например, в разработке и производстве коммуникационного оборудования) почти на равных соревнуются с международными корпорациями на мировом рынке. Южная Корея и корейские предприятия занимают ступеньку ниже, но уже ставят себе задачу постепенно отойти от модели быстрого копирования чужих инноваций и самим лидировать в «своих» инновационных областях. Доказавшие свою эффективность механизмы и инструменты быстро перенимаются другими странами, а амбициозные цели становятся нормой.

Правила победителя

Анализ мирового опыта в развитии инновационной экономики позволяет выделить несколько «правил победителей». Правило № 1 предполагает создание в стране довольно широкого и высокопрофессионального «класса» технических специалистов, интегрированных в мировое научно–техническое сообщество. Правило № 2 гласит: конкуренция должна обеспечиваться за счет устранения дифференцированного правоприменения к участникам экономической деятельности. Правило № 3 утверждает: спрос на инновационную продукцию нужно подстегивать с помощью существенного госзаказа или развитием нишевых инноваций, высокий спрос на которые гарантирован в силу местных условий. Правило № 4 состоит в создании благоприятной предпринимательской, правовой и институциональной среды, в которой просто начинать и вести бизнес, защищать права на интеллектуальную собственность и коммерциализировать ее. Правило № 5 подразумевает, что в реализации прорывных проектов, оказывающих каталитическое влияние на экономическое развитие, государство и бизнес должны действовать сообща. Наконец, согласно правилу № 6 ради успешного развития экономики знаний в обществе нужно формировать мировоззрение «победителя».

Эти правила выявляют, какие условия необходимы для технологической модернизации экономики. Они показывают, что залог успеха — в грамотном влиянии на спрос и предложение, в создании благоприятной среды для инноваций и сосредоточении усилий на прорывных проектах.

Цели для России

Чтобы полностью выполнить программу модернизации российской экономики, необходимо четко определить цели этой программы и принципы ее реализации. Инновационная политика будет более плодотворной, если с самого начала определить, чем должен увенчаться каждый этап: не имея единого представления о том, что можно и нужно ожидать на разных этапах и в конце всего пути, легко недооценить успех или не заметить, что распыляются ресурсы.

Цели инновационного развития могут быть самыми разными. Например, создание нескольких крупных российских инновационных компаний — своего рода отечественных аналогов Apple и Google, которые были бы широко известны, пользовались бы признанием за рубежом и вызывали у россиян чувство гордости за свою страну. Или речь может идти о лидерстве в нескольких научных областях, которое подкреплялось бы количеством нобелевских лауреатов, научных публикаций или международных патентов. А если ставить целью ускорение роста ВВП за счет инноваций, то инновации из цели превращаются в средство, а значит, в этом случае нужна совсем другая политика их развития.

Учитывая ожидания общества и власти сегодняшней России, мы считаем сбалансированным следующий набор целей:

  • опережающие темпы роста экономики знаний (10—25% в год); измеряемым показателем достижения этой цели может быть рост в инновационных отраслях;
  • появление инновационных технологий, необходимых для развития крупных отраслей (например, сельского хозяйства, строительства и энергосбережения, нефтедобычи на Арктическом шельфе); измеряемыми показателями достижения этой цели могут быть появление и массовое внедрение новых российских технологий мирового уровня, рост производства и производительности труда в крупных отраслях за счет внедрения отечественных инноваций;
  • резкое повышение авторитета российских научных и прикладных разработок в нескольких областях, измеряемое индексами цитируемости, количеством патентов и, в долгосрочном периоде, международных научных премий;
  • повышение качества образования до лидирующего мирового уровня, измеряемое, например, результатами международных тестов студентов и школьников, а также увеличением международного спроса на образование в России.

Эти цели необходимо детализировать — расписать по этапам, отраслям и регионам — и конкретизировать.

Инновационный путь России

Ради достижения поставленных целей государство должно, с одной стороны,  устранять барьеры, мешающие широкому инновационному развитию и созданию инновационной культуры в экономике, а с другой — способствовать быстрым точечным результатам на прорывных направлениях.

Очень важно придерживаться такого широкого, сбалансированного подхода к созданию инновационной экономики и несколько сместить акценты в пользу традиционных отраслей, в которых инновационное развитие даст максимальный экономический и мультипликативный эффект. Очевидно, что в среднесрочной перспективе инновационный прорыв в сельском хозяйстве, нефтегазовой добыче на Арктическом шельфе, полноценном (не сборочном) автомобилестроении или производстве высокотехнологичных строительных материалов подтолкнет экономический рост гораздо сильнее, чем любые «нано»–достижения. Кстати, есть смысл и некоторые приоритеты «привязать» к тем же традиционным отраслям: наличие гарантированного спроса на новые технологии обеспечит их разработку и практическое применение, а заметный результат докажет обществу, что у России есть шанс стать страной с инновационной экономикой.

Неотъемлемой частью программы должно стать улучшение бизнес–среды по всем направлениям: от снижения административных барьеров до эффективной защиты прав собственности. В России нужно создать такие условия, чтобы предпринимателю с хорошей идеей было просто организовать новый бизнес, развивать его, не отвлекаясь на борьбу с административными препонами, и так же просто продать свое прибыльное дело — или закрыть убыточное. Коммерциализация изобретений и инноваций — рискованный процесс сам по себе, а если это усугубляется дополнительными проблемами и хлопотами, то у предпринимателей пропадает какое–либо желание инвестировать в идеи, судьба которых неясна. Недавно один вполне преуспевающий предприниматель сказал: «Если у меня сейчас есть хорошая идея в области ИТ, я поеду ее реализовывать в Кремниевую долину. Или в Израиль. Потому что там есть все, что мне нужно, — инфраструктура, специалисты, венчурные фонды, и никто не будет мне мешать.

Я буду там заниматься именно бизнесом». Программу построения инновационной экономики в России удастся осуществить только в том случае, если развить идею и довести ее до производства будет здесь так же просто, как в Кремниевой долине.

Не менее важно для России интегрироваться в мировую экономику знаний. Здесь у страны могут быть преимущества догоняющего игрока, у которого — при устранении асимметрии в информации — есть шанс перескочить через какие–то ступени развития. Быстрый эффект могут дать проводимые вместе с мировыми лидерами масштабные проекты в образовании, науке, исследованиях и коммерциализации разработок в тех областях, где у России хороший научный потенциал. Наконец, чтобы в России работали специалисты мирового класса, нужно налаживать и поддерживать тесное взаимодействие лучших российских и зарубежных исследовательских центров.

Каким бы ни был подход к созданию инновационной экономики, какие бы меры ни были выбраны, критически важно обеспечить их четкое внедрение и добиться запланированных результатов. Создание инновационной экономики — задача трудная, долгая и кропотливая. Решить ее удается тем странам, в которых весь процесс реализации программы подчиняется единому центру управления и мониторинга, а он, в свою очередь, обеспечивает прозрачность реализации, своевременно решает возникающие проблемы, оценивает результаты и оказывает поддержку всем задействованным сторонам.

Ответственность за результаты программы необходимо распределить между федеральным и региональным уровнями. Так, например, если отвечать за создание благоприятной предпринимательской среды будут губернаторы, то они смогут устранить многие барьеры, сдерживающие развитие на местах, и в среднесрочной перспективе — стимулировать широкий спрос на инновации. Очень важно также наладить активную обратную связь, постоянный диалог власти с инновационным и бизнес–сообществом, как российским, так и международным.

Сроки и результаты

Управлять ожиданиями и измерять успех программы в ходе ее реализации будет легче, если путь к цели разбить на несколько этапов и для каждого запланировать желательные результаты. Ответ на вопрос «чего можно ожидать через 3, 5, 10 и 20 лет работы?» — важный момент в разработке стратегии.

Стартовые условия для создания инновационной экономики в России непростые. Несмотря на высокую международную репутацию российских ученых и инженеров, своей оснащенностью отечественные лаборатории часто заметно отстают от международных, а большой отток специалистов за рубеж значительно ослабил научные коллективы и научные школы в целом. Не лучше обстоят дела и со спросом на инновации. Неоднозначные отношения между властью и бизнесом привели к падению предпринимательской активности во многих регионах. Структура экономики приняла бинарный характер: с одной стороны, крупные государственные компании при небольшом количестве значимых частных игроков, с другой — в основном «серый» сегмент компаний субоптимального размера, преследующий краткосрочные цели. Конкурентное поле нередко искажается вмешательством государства, из–за чего компании перестают воспринимать инновации как необходимое условие успеха. Нормы и практика правоприменения затрудняют защиту интеллектуальной собственности. А качество жизни в городах непривлекательно для лучших специалистов, востребованных как в Москве, так и в Пало–Альто.

Тем не менее мы уверены, что Россия может построить инновационную экономику. Как видно из сказанного выше, многие необходимые для этого меры позволят также стимулировать рост всей экономики. Главным залогом успеха станет разделяемая и обществом в целом, и органами государственной власти убежденность в безусловной необходимости инновационного развития страны. При этом следует отметить, что существенного результата можно добиться не раньше чем через 10—20 лет. Конечно, некоторые меры могут дать отдачу быстрее. Так, эффект от госзаказа на разработку новых технологий или принятия пакета инновационных законов проявится уже через 3—5 лет. Но на реформу системы образования понадобится не менее 5—10 лет. А для создания благоприятной предпринимательской среды придется формировать новую парадигму госуправления в том, что касается его отношений с бизнесом.

Создание в России инновационной экономики позволит стране вернуться в группу мировых технологических лидеров и обеспечит ей устойчивое развитие на основе роста производительности труда вне зависимости от динамики мировой рыночной конъюнктуры. Мы убеждены, что это — правильная цель для страны. Рецепты успеха опробованы в других странах. Четкие цели, программа действий и мотивация  бщества и власти на выполнение программы вполне могут обеспечить успех.

Виталий Клинцов — партнер McKinsey, Москва
Елена Кузнецова — младший партнер McKinsey, Москва
Владимир Чернявский — менеджер проектов McKinsey, Москва