На ситуацию в восточноевропейском банковском секторе по-прежнему влияют два значимых фактора. Во-первых, Восточная Европа обладает колоссальным потенциалом развития, поскольку в настоящее время этот регион занимает последнее место в мире по соотношению финансового благосостояния граждан и номинального ВВП — даже в Африке этот показатель выше. Во-вторых, население восточноевропейских стран стареет практически так же быстро, как и население Западной Европы. Эти два аспекта в значительной степени определяют сегодняшнюю динамику развития регионального банковского сектора и будут влиять на нее в дальнейшем. С одной стороны, уровень охвата населения финансовыми услугами крайне низок, что является мощнейшей предпосылкой для устойчивого роста выручки. С другой стороны, этот же самый фактор вместе с неблагоприятными демографическими тенденциями порождает зависимость региона от внешнего капитала, в результате чего рынок становится чрезвычайно волатильным. Рыночная капитализация сектора по-прежнему остается значительно ниже максимума, достигнутого в 2007 г.; кроме того, в Восточной Европе сохраняется самая высокая в мире доля банков, у которых соотношение рыночной и балансовой стоимости составляет менее единицы.

Высокие темпы роста предположительно сохранятся

Достигнув минимальной отметки в 2009 г., рентабельность в восточно-европейском банковском секторе начала расти. В целом по региону рентабельность собственного капитала банков повысилась: по итогам 2011 г. этот показатель в среднем составил 10,0% по сравнению с 7,5% в 2010 г.

Банковский сектор региона очень быстро оправился от последствий финансового кризиса: в период с 2009 по 2011 г. среднегодовые темпы роста выручки за вычетом затрат на риск в Восточной Европе оказались самыми высокими в мире и составили 15%, тогда как средний общемировой показатель находился на уровне 7% (см. схему 1).

Такая динамика в основном обусловлена быстрыми темпами роста реального ВВП в Восточной Европе на фоне значительного отставания от других регионов мира по уровню охвата населения банковскими услугами. В восточноевропейских странах наблюдается очень низкое соотношение между объемами сегмента розничного банковского обслуживания и располагаемым доходом населения (100% по сравнению с 373% в среднем по миру), а также между объемами операций в корпоративном банковском сегменте и величиной ВВП (56% против 99% в среднем по миру). Кроме того, в регионе в настоящее время сравнительно высоки затраты на риск, однако в ближайшем будущем они должны снизиться, и этот фактор вкупе с низким уровнем охвата банковскими услугами может стать дополнительной предпосылкой к росту.

С учетом этих мощных движущих сил можно вполне обоснованно предположить, что банковский сектор стран Восточной Европы останется одним из самых быстрорастущих в мире. Итоги 2012 г. подтверждают этот позитивный прогноз. Дальнейшее увеличение банковской выручки в основном будет обусловлено расширением банковских операций (особенно в сегменте личных финансовых активов), однако сокращение прироста прибыли будет несколько сдерживать положительную динамику.

Структурная волатильность рынка негативно влияет на банковский сектор

Зависимость региона от внешнего капитала означает, что волатильность по-прежнему останется структурной характеристикой восточноевропейской экономики. В этой связи ухудшение конъюнктуры в Южной Европе или других регионах мира негативно сказывается и на ситуации в Восточной Европе. В 2011 г. спреды кредитных дефолтных свопов в восточноевропейских государствах[1] в среднем увеличились примерно на 170 б. п. и в ряде стран достигли 270 б. п. И хотя в 2012 г. спреды сузились, в будущем они вполне могут вновь расшириться.

Замедление темпов роста в Восточной Европе вследствие южноевропейских событий уже становится ощутимым. В этой связи специалисты по макроэкономике скорректировали региональные прогнозы: в частности, прогнозный среднегодовой темп роста номинального ВВП в Восточной Европе на ближайшие три года снизился примерно на 1,1%.

Показатели рыночной капитализации и оценочные соотношения рыночной и балансовой стоимости банковских активов также свидетельствуют о чрезвычайной волатильности в секторе. За последние годы Восточная Европа продемонстрировала самые резкие колебания рыночной капитализации банковских активов среди всех регионов мира. В частности, капитализация сектора очень быстро восстановилась после обвала, произошедшего в 2008 г., когда буквально за год она сократилась на 75% — с 327 до 89 млрд долл. В 2010 г. этот показатель стремительно вырос примерно на 250%, а затем снова резко снизился — примерно на 30% к концу 2011 г. В 2012 г. рыночная капитализация увеличилась не очень значительно и в ноябре достигла 170 млрд долл. (см. схему 2).

На фоне консервативных настроений на рынках капитала соотношение рыночной и балансовой стоимости банковских активов в Восточной Европе снизилось сильнее, чем в остальных регионах мира. Такое положение дел заставляет всерьез усомниться в устойчивости бизнес-моделей восточноевропейских банков, несмотря на значительный потенциал роста в регионе.

Затянувшиеся мероприятия по преодолению кризиса в ряде стран Европейского союза негативно влияют на ситуацию в Восточной Европе, а распад еврозоны может особенно сильно ударить по экономике региона. В этом случае не только существенно сократятся объемы торговли, но и серьезно пострадают источники финансирования банков. По итогам моделирования мы пришли к выводу о том, что в результате распада еврозоны рост выручки в банковском секторе Восточной Европы прекратится на три-четыре года.

Россия: рост крупных государственных компаний

Российский банковский сектор продемонстрировал очень быстрое восстановление после 2009 г. В 2011 г. уровень рентабельности собственного капитала вернулся к докризисному и достиг 13,5%, что заметно превышает средний показатель стран Восточной Европы, составляющий 10%. Рост в 2011 г. обусловлен главным образом значительным увеличением объемов операций в секторе (на 26%) и снижением уровня кредитных рисков. Впрочем, такой рост объемов обеспечил лишь умеренный рост доходов от банковской деятельности. Это объясняется тем, что в результате усиления конкуренции в корпоративном сегменте снизилась прибыль. Впрочем, результативность в значительной мере зависит от структуры бизнеса. Уровень прибыли в розничном сегменте остался высоким,несмотря на то что в ассортименте банковских продуктов произошли перемены: больший вес приобрели сберегательные продукты, приносящие относительно низкую прибыль.

Сейчас по показателю охвата населения сберегательными банковскими услугами Россия занимает одно из последних мест в мире, поэтому прогнозируется быстрый рост рынка депозитов. В среднем соотношение кредитов к депозитам в российском банковском секторе приближается к 100%. Однако для многих частных и международных банков этот показатель существенно превышает 100%.

Конкурентные тенденции

Результаты деятельности российского банковского сектора в целом можно охарактеризовать как высокие, однако его структура крайне неоднородна. Ведущим игроком сектора с большим отрывом от конкурентов является «Сбербанк»: в 2011 г. на его долю приходилась примерно половина прибыли в российском банковском секторе и более четверти всех активов, он также имеет самую мощную клиентскую базу. Другие банки демонстрировали более низкую прибыльность.

В последнее время конкуренция усилилась: во всех сегментах рынка увеличивается доля государственных банков; и в государственном, и в частном секторе идет активная консолидация банковской системы. Сильная конкуренция вкупе с особенностями законодательства отрицательно сказываются на прибыльности банков. Также на рынке сохраняются сложности с ликвидностью, которые обусловливают высокую стоимость привлечения средств. Однако отдельные банки, которые стремятся захватить долю розничного сегмента, успешно расширяют свое присутствие на рынке, используя новаторские подходы к продажам в сочетании со смелыми действиями в сфере маркетинга и ценообразования. Кроме того, на рынок банковских услуг выходят новые компании, ранее не занимавшиеся этим бизнесом, и добиваются определенных успехов уже на первых этапах работы. В качестве примера такой компании можно отметить «Связной».

Задачи и возможности

Крупные государственные банки обладают значительными конкурентными преимуществами, которые обусловлены рядом факторов, таких как низкие затраты на привлечение средств, простота привлечения капитала и связанные с этим благоприятные показатели обеспеченности капиталом, крупные сети в регионах, а также возможность выбирать наиболее выгодных клиентов в корпоративном секторе. Чтобы сохранить конкурентоспособность в таких жестких условиях, другим участникам рынка необходимо сосредоточить усилия на достижении совершенства в операционной деятельности, управлении рисками, продажах и маркетинге.

Сейчас ведущие банки не испытывают затруднений с капиталом (в 2011 г. средний коэффициент достаточности основного капитала составлял 15%), но в связи с быстрым развитием кредитования и ожидаемым переходом к нормам «Базель-3» такие затруднения могут возникнуть. Как следствие, некоторые банки будут вынуждены снизить темп развития кредитования, искать дополнительные финансовые вливания или продавать часть активов.

Также немаловажно учитывать тенденции в сфере клиентских предпочтений. Клиенты в последнее время все чаще выбирают сложные финансовые продукты, например ипотечные. Развитие рынка ипотечного кредитования также поддерживается государственными органами.

Год контрастов

В разных странах Восточной Европы банковский сектор демонстрирует все более неоднородную динамику. Мы разделили восточноевропейские страны и их банки на несколько групп, исходя из таких параметров, как макроэкономическая ситуация и уязвимость банковского сектора. В итоге наши прогнозы о разнице результатов в различных группах оправдались. В частности, увеличился разрыв между странами-лидерами и странами-аутсайдерами, о чем свидетельствует возросшая разница в показателях рентабельности собственного капитала (см. схему 3).

Рентабельность собственного капитала банков в странах-лидерах (Россия, Польша, Чехия и Словакия) в 2011 г. варьировалась от 11 до 15%. В среднем она оказалась существенно выше, чем в странах-аутсайдерах (Болгария,Венгрия, Румыния и Украина), где этот показатель составил от –5 до 6%. Кроме того, за указанный период результаты в первой группе государств значительно улучшились, тогда как вторая группа осталась практически на прежнем уровне, в связи с чем разрыв между ними увеличился. Важно отметить, что такая динамика обусловлена прежде всего ускорением роста в странах-лидерах, а не ухудшением ситуации в странах-аутсайдерах.

Однако с точки зрения финансовой жизнеспособности[2] картина выглядит несколько иначе. На фоне сохраняющихся сложностей с финансированием страны-аутсайдеры стремятся по возможности снизить долговую нагрузку и довести соотношение кредитов и депозитов до приемлемой величины (порядка 100%). Благодаря необходимым вливаниям капитала эти государства фактически опередили лидеров по коэффициентам достаточности капитала первого уровня. Однако укрепление капитальных резервов, осуществлявшееся банками стран-аутсайдеров, могло способствовать общему снижению их финансового результата в указанный период.

Увеличивающийся разрыв в показателях наблюдается не только на уровне государств — значительные различия с точки зрения создания полезной стоимости существуют и между крупнейшими банками региона.

Стремительное развитие технологий и изменение моделей поведения потребителей

Опрошенные нами руководители банков единодушно признают значимость внедрения современных технологий и считают это самым важным фактором, который будет определять облик сектора (см. схему 4). Однако недавние технологические изменения могут пошатнуть экономический фундамент восточноевропейской банковской отрасли, краеугольными камнями которого являются высокая прибыль и низкие затраты.

В настоящее время эти показатели обеспечены на рынке, который по своей структуре и моделям поведения потребителей отличается от западноевропейского. Чтобы наглядно проиллюстрировать ситуацию, проведем сравнение между сегментами розничного банковского обслуживания в Польше и Великобритании. Охват населения финансовыми услугами в этих странах примерно одинаков, однако в Польше размер финансовых активов физических лиц в среднем в 12 раз меньше, чем в Великобритании. Как и другие восточноевропейские игроки, польские банки компенсируют меньшие объемы клиентских операций за счет более низких операционных затрат (в Польше они в три раза ниже, чем в Великобритании) и более высокой прибыли (в Польше она в три-четыре раза выше). Благодаря этому в сегменте банковской розницы рентабельность собственного капитала польских банков выше, чем у британских представителей отрасли.

Почему же развитие технологий может стать угрозой для восточно-европейских банков? Дело в том, что высокие показатели прибыли привлекают на рынок множество новых игроков, включая технологически продвинутые интернет-банки и небанковские организации. На фоне деятельности этих новых участников рынка прибыль в секторе постепенно снижается. Одновременно с этим региональное преимущество по показателям затрат стремительно исчезает в связи с тем, что формирование цен на многие компоненты (такие, как ИТ-системы), а также установление среднего по отрасли уровня заработной платы происходит на общемировом уровне.

Изменение моделей поведения потребителей также способствует внедрению современных технологий. Все больше клиентов проявляют интерес к интернет-банкингу — согласно прогнозам, в ближайшие пять лет количество посетителей традиционных банковских отделений в Восточной Европе снизится на 20%. При этом в стремлении удовлетворить пожелания клиентов банки будут все шире автоматизировать свои операции, в результате чего численность персонала традиционных отделений за указанный период может сократиться на 10%. Кроме того, молодежь стран Восточной Европы постепенно догоняет своих западно-европейских сверстников по интенсивности пользования интернетом — в некоторых странах, таких как Польша, активно пользуются интернетом более 95% представителей возрастной группы от 16 до 24 лет. Таким образом, банкам необходимо оптимизировать свое предложение услуг с целью удовлетворения этих новых потребностей.

Преобразования в банковском секторе

В ближайшие годы для повышения эффективности восточноевропейские банки должны руководствоваться тремя приоритетными стратегиями — это реструктуризация портфелей активов, совершенствование региональной модели управления и дальнейшее обновление операционных моделей, включая разработку дифференцированных подходов для завоевания наиболее привлекательных сегментов. На сегодняшний день результаты, достигнутые в этих направлениях, оставляют желать лучшего, и в дальнейшем игрокам необходимо действовать более решительно (см. схему 5).

Реструктуризация портфелей активов и совершенствование региональной модели управления

Развитие регионального банковского сектора происходит на фоне многочисленных мелких и бессистемных сделок по приобретению активов. В этой связи в настоящее время банковским группам следует заняться обменом активов и выкупом контрольных пакетов акций, чтобы обеспечить себе мощные позиции на соответствующих рынках. Несмотря на необходимость дальнейшей консолидации сектора, этот процесс идет довольно медленно, поскольку игроки не склонны списывать или приобретать активы при нынешнем дефиците капитала. Однако весьма вероятно, что отказ от ликвидации мелких подразделений может дорого обойтись банкам: как показывает наш опыт, в периоды спада конъюнктуры именно мелкие подразделения страдают больше всего, поскольку их прибыль сравнительно невелика.

В последние несколько месяцев состоялся ряд сделок по слияниям и поглощениям, однако перечень десяти крупнейших по объему активов банков региона практически не изменился. Единственным новым членом этой группы стал «Газпромбанк», а ВТБ сумел наиболее существенно увеличить свою долю рынка и сейчас находится на втором месте после «Сбербанка». В настоящее время оценочные коэффициенты довольно низки, поэтому условия для слияний и поглощений нельзя считать благоприятными, но в регионе наблюдается тенденция к дальнейшей ликвидации активов и консолидации. В качестве примера можно привести группу KBC, которая после продажи польского Kredyt Bank намерена продолжить избавляться от активов в Восточной Европе. Другой пример — Bayerische Landesbank, который планирует продать венгерский MKB. Вместе с тем потенциал реструктуризации портфелей активов еще очень велик.

Восточноевропейским банкам следует пересмотреть свои региональные модели управления, чтобы более целенаправленно использовать возможности по развитию навыков и достижению эффекта масштаба в рамках трансграничных операций. До сих пор этот потенциал удается реализовать лишь частично. Чтобы двигаться дальше, банки стран Восточной Европы должны обратить внимание на отраслевой опыт за пределами своего региона — это поможет им разработать четкие концепции своих операционных моделей. В частности, следует тщательно изучить опыт некоторых скандинавских банков, сумевших оптимизировать деятельность в рамках регионального рынка, который похож на восточноевропейский в том отношении, что он также состоит из нескольких сравнительно небольших рынков сопредельных государств. Банки из развивающихся стран тоже могут послужить примерами: в частности, панафриканский Ecobank недавно стандартизировал операции на территории 33 государств. Мы убеждены, что региональные модели управления должны не только способствовать обмену передовым опытом, но и обеспечивать стандартизацию форматов и процессов, а также стимулировать развитие коллективного обслуживания на базе низкозатратных совместных центров.

Внедрение инноваций: важно как никогда

Перед банками все более остро встают и другие проблемы, включая растущие ожидания потребителей и изменение моделей их поведения, а также ужесточение конкуренции, в том числе со стороны небанковских организаций. Например, новые технологические решения по сопровождению платежей, предлагаемые телекоммуникационными и интернет-компаниями, служат причиной уменьшения соответствующих потоков выручки традиционных банков. Сайты-агрегаторы, такие как Mint, становятся все более популярными источниками информации для потребителей, ищущих те или иные финансовые продукты, и расширяют возможности по переадресации клиентов. Если эти тенденции будут и дальше развиваться столь же стремительно, то в перспективе они способны полностью изменить всю модель дистрибуции финансовых услуг и еще больше усилить отток клиентов из традиционных банков.

Угроза конкуренции со стороны небанковских организаций особенно ощутима именно в Восточной Европе. На фоне высоких показателей прибыли региональный рынок банковских услуг выглядит весьма привлекательно, а восточноевропейские игроки относительно молоды по сравнению с западноевропейскими банками и не обладают столь же развитой и эффективной инфраструктурой. Использование новых технологий позволяет стремительно завоевывать сегменты рынка. С учетом сравнительно низкой ценности потребительского предложения игроки должны разрабатывать экономичные модели дистрибуции и обслуживания, а также создавать продукты, ориентированные на предпочтения местных потребителей.

По мере того как на рынке появляются новые конкуренты и технологии, а клиенты становятся все более требовательными, прибыль в банковском секторе неизбежно начинает падать. В этой связи представителям отрасли необходимо искать принципиально иные подходы, позволяющие снизить затраты. За последние несколько лет в секторе предприняты определенные шаги по сокращению сети отделений и численности персонала, в результате чего количество банковских отделений в регионе (за исключением России) начало снижаться и в период с 2009 по 2011 г. уменьшилось на 2,7%. Однако эти меры оказались недостаточными, чтобы компенсировать рост операционных затрат, поэтому в целом по отрасли операционные затраты в 2011 г. выросли на 22% (см. схему 6).

Для решения этих проблем необходимо сосредоточить усилия на внедрении инноваций в сегменте продуктов и каналов продаж. Некоторые инновационные банковские решения уже применяются в отрасли (см. схему 7).

Инновации в области продуктов и услуг. Некоторые банки внедрили новые технологические решения в области платежей, в том числе Р2Р-расчеты и комплексные цифровые платежные платформы, доступ к которым можно осуществлять через смартфоны. Эти системы позволяют проводить самые разные операции, например покупку билетов в кино или уплату штрафов за нарушение правил дорожного движения.

Инновации в области работы с клиентами и дистрибуции. Некоторые банки начали оптимизировать сети своих отделений, в частности закрывать традиционные офисы и создавать специализированные мини-отделения в гипермаркетах, а также осуществлять интеграцию с розничными сетями. Кроме того, они используют современные технологии, устраняющие необходимость в личном контакте с клиентом (такие, как биометрическая идентификация).

Инновации в деятельности бэк-офиса. Некоторые банки приступили к осуществлению бережливых преобразований, включая оптимизацию форматов и планировки отделений, создание гибких технологических модулей, изменение организационной структуры и процессов, а также реализацию программ непрерывного совершенствования. Помимо сокращения затрат, бережливые преобразования позволяют повысить качество обслуживания и удовлетворенность клиентов.

Примеры успешной реализации проектов. В Польше банк Alior Sync первым начал внедрять инновации в области работы с клиентами и предоставления услуг. В частности, банк создал ряд интернет-решений на основе социальных сетей, включая предоставление ссылок на Facebook, возможность проведения видеоконференций, широкое предложение медиапродуктов. Российский «Сбербанк» также добился определенных успехов, запустив систему Р2Р-платежей с использованием текстовых сообщений и внедрив бережливые технологии, которые регулярно совершенствуются с учетом предложений сотрудников. Банк Raiffeisen успешно реализовал ряд программ бережливых преобразований, включая максимальное повышение гибкости технологических модулей и размещение вспомогательных подразделений в небольших городах с целью снижения затрат. Наряду с инновационными решениями, появляющимися непосредственно в Восточной Европе, региональные банки также могут воспользоваться инновациями, которые внедряются в развивающихся странах.

Инновации в области продуктов и услуг. Некоторые азиатские банки начали применять в своих отделениях технологии будущего — интерактивные сенсорные экраны, видеоконференции со специалистами в других отделениях и индивидуальные пакеты услуг, ориентированные на технологически продвинутое поколение. Бережливые инновации также обладают большим потенциалом, и некоторые финансовые и нефинансовые учреждения в Индии и Африке весьма успешно используют их (в качестве примера можно привести платежную систему M-Pesa компании Safaricom).

Инновации в области работы с клиентами и дистрибуции. Африканские и латиноамериканские банки разработали ряд эффективных подходов для обслуживания малонаселенных районов. К ним относятся, например, банкоматы, устанавливаемые в автобусах и на лодках, и другие виды передвижных мини-отделений.

Инновации в деятельности бэк-офиса. Для оптимизации операционных моделей и сквозных процессов может применяться метод проектирования в пределах заданной стоимости. Например, банки, воспользовавшиеся этим подходом для реорганизации процессов ипотечного кредитования, сумели сократить затраты на 20—40%. Также можно рассмотреть возможность выхода на новый уровень аутсорсинга, используя мультибанковские центры обслуживания, которые предлагают недорогие типовые операционные и ИТ-решения разным банкам (см. схему 8).

***

Банковский сектор стран Восточной Европы обладает большим потенциалом роста. В кратко- и среднесрочной перспективе некоторые страны, такие как Польша и Россия, будут идти в авангарде, тогда как в других государствах региона подъем только начинается. Однако в целом сектор сталкивается с серьезными проблемами, что обусловлено его зависимостью от внешнего капитала и растущим негативным воздействием на прибыль. Хотя некоторые региональные игроки уже начали проводить необходимые преобразования, в настоящее время еще рано делать выводы о том, насколько успешными окажутся эти усилия. Хотелось бы надеяться, что в ближайшие годы изменения станут более ощутимыми и значимыми. Для достижения эффекта масштаба необходимо продолжать реструктуризацию портфелей активов и совершенствование моделей регионального управления.

Очевидно, обновление операционных моделей, форматов и каналов продаж станет основным инструментом, позволяющим реализовать потенциал сектора в полной мере и нейтрализовать угрозу конкуренции со стороны новых игроков. Таким образом, восточноевропейским банкам пора ускоряться и приступать к полномасштабным преобразованиям.

[1]Усредненные данные по следующим странам: Болгария, Венгрия, Польша, Россия, Румыния, Словакия и Чехия.

[2] Определяется соотношением кредитов и депозитов, а также коэффициентом достаточности капитала первого уровня. 

 

Миклош Диц (Miklos Dietz) — партнер McKinsey, Будапешт
Ирина Швакман — старший партнер McKinsey, Москва